16 ИЮЛЯ С.Г. ХЕЛЬСИНКИ. САММИТ: Д.ТРАМП – В.ПУТИН

Russian Section
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

ХВАЛИТЬ. ХУЛИТЬ. ПОНЯТЬ

Просто другого не дано: для нас главное – понять, что происходит, в каком направлении склоняется вектор американо-российских отношений, от которых очень многое зависит в современном мире. По завершению этой долгожданной, давно планируемой встречи лидеров двух стран, мир разразился шквалом аналитической и фактологической информации, которую по своему содержанию и форме подачи можно подразделить на три основные части: лойяльно-хвалебная; хулящая, вплоть до прямых оскорблений Д.Трампа и даже малоскрываемых угроз, особенно в США. К сожалению, среди этого безудержного потока материалов, вышедших из-под «пера» более тысячи журналистов, прибывших в Хельсинки из свыше шестидесяти стран, практически отсутствуют объективные оценки произошедшего события, способные на трезвое сбалансированное осмысление этого свершившегося исторического факта.

Ни для кого не является секретом то обстоятельство, что Д.Трамп, вступая более двух лет назад на тропу предвыборной гонки за Белый Дом, не скрывал своих симпатий в отношении В.Путина и уверенности в неприменном налаживании отношений с Россией в случае своей победы. Хорошо помнится в данной связи безудержанная эйфория, с которой в России была встречена весть о победе Дональда за место 45-го президента США, ибо в нём усматривался лидер, способный разрулить неприглядную ситуацию, сложившуюся между двумя государствами и продолжающуюся усугубляться без всяких видимых симптомов хотя бы какого-то улучшения. Особенно рассчитывали россияне на отмену западных санкций, которые всё более и более опутывали российскую экономику и готовили почву для раскручивания полномасштабной холодной войны и гонки вооружений.

Однако надёжды оказались тщетными, ибо противоречия между Россией и Западом оказались слишком глубокими, органическими, в огромной мере несопоставимыми с теми, которые имели место в эпоху Союза, а потому ключ к их разрешению, поиску и нахождению компромиссов, способных сбалансировать зачастую остро противоречащие интересы, оказались весьма и весьма проблематичными. Если 45 лет назад, в июне 1973 г., лидер трехсотмиллионного СССР Леонид Брежнев, прибыв с государственным визитом в США для встречи и переговоров с 37-м президентом США Ричардом Никсоном, в течение недели (с 18 по 26 число) сумел заручиться его поддержкой и, подписав документы о сокращении стратегических вооружений, объявить публично миру о конце холодной войны, то у Трампа и Путина аналогичной возможности в Хельсинки за 130 минут переговоров за закрытыми дверьми, тет-а-тет, не было и быть не могло.

Сложность и несопоставимость характера отношений между Россией и Западом, включая США, на сегодня в сравнении с тем, что было 45 лет назад, заключается в том, что Л.Брежнев, тщательно готовясь к визиту, настойчиво убеждал Р.Никсона, что идея разрядки и сокращения стратегических сил двух сверхдержав, обладающих 90% ядерных сил мира, в Союзе держится исключительно на его личном авторитете. «Имей в виду, Ричард,–убеждал Генсек. КПСС своего визави,–если я завтра уйду со своего поста, и мне на смену придут крутые ребята из числа военных, а такое не исключено, то вопрос может несоизмеримо усложнится, и нас засосёт болото безудержной и неконтролируемой гонки вооружений с её непредсказуемыми последствиями». Л.Брежнев в данной части был искренен, поскольку действительно, среди его ближайшего окружения было много тех, кто не верили и негативно относились к США, боялись сближения с ними. Эти аргументы Л.Брежнева оказались для Р.Никсона достаточно весомыми и компромисс, как известно, был найден. К тому же, до приезда Леонида Ильича в Вашингтон, в Москве побывл Генри Киссенджер, занимавший пост государственного секретаря и советника президента США по вопросам национальной безопасности.

Встречали американского посланника очень гостеприимно, тепло, по-свойски, чередуя переговоры в Кремле с выездом на природу в Завидово, где Брежнев, помимо продолжения переговоров, демонстрировал высокому гостю своё охотничье мастерство, к которому Генри не имел абсолютно никакого интереса. Тем не менее, советские специалисты, привлеченные к сотрудничеству с Г.Киссенджером, взвесили все детали предстоящего визита Л.Брежнева в США, были подготовлены все необходимые документы, подписание которых в Вашингтоне прошло, как говорится, без сучка и задоринки, и дало возможность признать переговоры между лидерами двух сверхдержав более чем успешными. К тому же, Ричард, зная, что его высокий гость имеет особое пристрастие к автомобилям, подарил ему представительский «Линкольн-Континенталь», купленный в складчину на деньги, выделенные группой богатых бизнесменов по просьбе президента. Дело то государственное, а потому никто, ни в те далёкие годы, ни впоследствии, не бросили в сторону Р.Никсона ни одного упрёка, обвиняя его в подобострастии или взяточничестве в отношении лидера коммунистов, не говоря уже о предательстве, что сегодня упорно навязывается общественному мнению Америки в отношении Д.Трампа, возвратившегося из Хельсинки после встречи с В.Путиным.

Кстати, Леонид Ильич славился как лихой водитель, который, садясь за руль очередной презентованной машины, превращался и дома, и в гостях в большого ребёнка, не думая ни об опасностях, ни о правилах дорожного движения. Он сажал рядом с собой Р.Никсона и, нажимая до упора на рычаг акселератора, гонял по просёлочным дорогам Кэмп-Дэвида, заставляя президента вжиматься от волнения в кресло сиденья, а какие у него в эти мгновения были беспокойные мысли известно одному Б-гу.

И, если я сегодня напоминаю об этом, то лишь с одной единственной целью: подчеркнуть, что ситуация вокруг нынешних переговоров в столице Финляндии во многом напоминает атмосферу, сопутствующую встрече Ричарда и Леонида в Вашингтоне. Лишь с одной разницей. Ныне никому не известно о чём была беседа между Трампом и Путиным за закрытыми дверьми. Нагнетая обстановку нетерпимости вокруг своего президента, обвиняя его во всех смертных грехах, включая предательство и вредительство, наиболее нетерпимая часть политического истеблишмента требует вызвыать для допроса переводчицу Трампа в Хельсинки Марину Гросс, ибо только она и никто более не владеет информацией о содержании беседы между двумя лидерами в течение двух с лишним часов с глазу на глаз с тем, чтобы вывести Дональда «на чисту воду».

Но одно можно предположить с достаточной долью вероятности: так же как Брежнев внушал Никсону, что идея разрядки, которой он привержен по внутреннему убеждению, может быть реализована только в случае пока он стоит у руля Союза, также Трамп не мог не внушать Путину мысль, что позитивные сдвиги между двумя странами реальны лишь при нём – 45-ом президенте США, а потому они никак не могут и не должны упустить этот исторически благоприятный момент. В августе 1968 г. Союз ввёл свои войска в Чехословакию, отравив международную атмосферу, также как это сделала недавно Россия с Донбассом. К тому же, лето 1973 г. не предвещало ничего хорошего на Ближнем Востоке, где факты свидетельствовали о приближении очередной войны между Израилем и его агрессивными соседями. Между тем, и ближневосточная проблематика, и Сирия, и Украина, и Грузия, якобы вплотную приблизившаяся к вступлению в НАТО,–это темы, неимоверно усложняющиее ныне двухсторонние отношения между Россией и Западом в целом и российско-американские, в частности. Поскольку речь фактически идёт о переделе сфер влияния в мировом масштабе, о вечной и очень болезненной общечеловеческой проблеме, являющейся веками камнем преткновения во взаимоотношениях между государствами и социально-экономическими системами, основной причиной разрушительных войн, уносящих жизни многих миллионов людей, понятно, что эти вопросы не могут неимоверно не отягощать характер переговоров между Трампом и Путиным.

И, хотя сегодня политики избегают называть вещи своими именами, и мы вряд ли услышим из чьих бы то ни было официальных уст, что и Сирия, и Украина, и Грузия – это плод пересекшихся между собой очень сложных, порой несовместимых военно-стратегических и материальных интересов, в первую очередь, США и России, что все попытки прикрыть эти кровавые столкновения интересов борьбой за демократию и свободу, фактически ни демократия, ни свобода не имеют к ним никакого отношения, ни прямого, ни косвенного. Интересы, нефть, доллары – вот, что лежит в основе этого уже многолетнего конфликта, которому пока что не видно конца. В данном случае не может идти речь, достойно или недостойно ведут себя стороны, нраственно или напротив – безнравственно, потому что в политике критериев подобного рода никогда не было и не будет. Единственным и точным мерилом политики являются интересы и ничего более.

Почему с таким ожесточением и непримиримостью вновь столкнулись между собой Д.Трамп после его возвращения из Хельсинки и большая часть высокого враждебно настроенного по отношению к нему политического бомонда США, включая его однопартийцев, а также 90% СМИ. Дональду не могут простить одного, самого главного: как он, чужак, никогда не нюхавший пороха политики, неотесанный «мужлан», всего-навсего лишь «застройщик», пусть даже успешный и богатый, посмел столь беспощадно расправиться и разгромить политическую элиту Америки, претендовавшую на Белый Дом.

Как это так, как он посмел сдвинуть с мертвой точки заскорузлый северо-корейский кризис, что не удавалось сделать в течение более 70-ти лет ни одному президенту США. Этого ему показалось мало. Он двинулся в Хельсинки, где вёл «секретные», «закулисные» переговоры с В.Путиным. К тому же осмелился пригласить его в Вашингтон. Это уже слишком. Его следует остановить любыми способами, пока он «не продал» Америку» или «не успел обменять Крым на Аляску».

Однако, если мы устраним патетику нашего предшествующего абзаца, то суть дела сведётся к следующему. Одна из сложностей Дональда, как политика и президента, делающая его жизнь очень беспокойной, притягивающей к себе массу недоброжелателей и откровенных врагов,–это излишняя открытость, страсть называть вещи своими именами, не взирая на авторитеты, нежелание и неумение где-то промолчать, не отреагировать, сделать вид, что, допустим, не расслышал. Хотя в сущности, реверансы Трампа ещё в период предвыборной гонки в сторону Путина вполне понятны и оправданы. Его подход к делу не замысловат и далек от надуманного прожекта.

По его убеждению, Россия и Владимир Владимирович – это реальность, данность, от которой и ни скрыться, и ни считаться невозможно. Мне помнится ещё во времена Б.Ельцина по миру гуляла настойчивая идея, зародившаяся, видимо, на Западе, согласно которой было бы неплохо привлечь Россию в НАТО. Мотив склонялся к тому, что будучи членом этой организации, если такое случится, то появятся возможности больше контролировать и корректировать действия России не только на международной арене, но и во внутренней политике, потихонечку, поэтапно привлекая её к западному образу жизни, другим ценностям, прежде всего, осознанию высокого предназначения человеческой жизни.

И в этом направлении было немало сделано позитивных шагов. Россия привлекалась к совместным учениям, заседаниям объединенных штабов различных родов войск, стали возникать её различные национальные представительства в структурах НАТО, но впоследствии план развалился, поскольку, как писал А.С.Пушкин в поэме «Полтава»: «В одну телегу впрячь не можно Коня и трепетную лань, Забылся я неосторожно: Теперь плачу безумствам дань...» Иными словами, невозможно объединить под одной крышей две полярно расходящиеся между собой страны, два социально несовместимых образа жизни, какими исторически руководствуются США, Запад и соврменная Россия.

Тем не менее, Трамп, прекрасно осознавая сущность глобальной ситуаци и в мировом масштабе, и в своей стране, и в геополитическом раскладе сил международных игроков, с первого мгновения вхождения в большую политику не раз подчеркивал, что найдет общий язык с Путиным, что вызывало страшную неприязнь со стороны его окружения, включая ряды однопартийцев. Но на то и Дональд, который, по его словам, является мастером компромисса даже там, где возможностью сближения полярных точек зрения даже не пахнет. Следуя этой уверенности, Трамп, беседуя с Владмиром Владимировичем в Хельсинки, пригласил его посетить Вашингтон осенью с.г. с тем, что бы продолжить и углубить начатые переговоры, чем вызвал бурю неприятия в США и новые, ещё более резкие эпитеты в свой адрес, когда Сара Сандерс, пресс-секретарь президента, озвучила это приглашение на очередном брифинге для журналистов в Белом Доме.

Давайте по порядку. Кто сегодня может всерьёз возражать по поводу желательности и даже острой необходимости ведения диалога с Путиным? Санкциями, как бы они не закручивались, его на колени не поставишь, не вынудишь исполнять партитуру, написанную в Вашингтоне или Брюсселе. Он относится к той части русских лидеров-националистов, для которых факт развала трёхсотмиллионной советской империи, скукожившейся до 147 миллионов,–это личная трагедия. И как бы не были далеки от праведности способы, которыми нынешняя Россия пытается вернуть себе былое место под солнцем, ни экономическое, ни политическое давление, ни её игнорирование вряд ли принесут желаемые результаты, поскольку её народ привык затягивать пояса. Осознавая это, Трамп ищет контакты и в этом не следует усматривать какую-либо предосудительность, ибо при любом исходе переговоров, даже негативном, возникает, пусть даже зыбкая, почва для дальнейших контактов.

Кто может сегодня, к примеру, усомниться в полезности контакта двух президентов вокруг проблем безопасности Израиля? Уверен, что никто. Впервые за десятилетия оба лидера публично заявили, что берут на себя взаимообговоренную ответственность за будущее еврейского государства, с учетом многих деталей, получивших одобрение у Б.Нетанияху.

Как бы там ни было, но состоявшийся обмен мнениями между двумя лидерами по вопросам ядерной безопасности, экономическим связям, региональным конфликтам, возможным вариантам улучшения наших межгосударственных отношений, даже при том, что не подписаны никакие документы, заслуживают одобрения, но не хулы, которой подвергся Д.Трамп по возвращению домой. Вероятный визит В.Путина в США в ближайшие месяцы даст возможность продолжить эту очень нужную для мира работу. А разве договоренность в Хельсинки о совместном восстановлении Сирии и создании условий для возвращения домой тысяч арабских беженцев, не заслуживает одобрения? Конечно, заслуживает! Не случайно, Ангела Меркель, комментируя итоги саммита, заметила, что рада каждой встрече двух лидеров, поскольку они приносят всем только пользу.

Нет слов, тема шпионских скандалов, вмешательства России в выборы в США не способствует устранению многих завалов, которые в последнее время возникли на путях нашего сближения. Но кто меня может убедить в том, что этими извечными непотребностями занимается только Россия, а все остальные белые и пушистые, ни в чём не замаранные? Никто, поскольку вокруг масса обратных фактов, которые были, есть и будут пока дышит человек. Чего стоит, к примеру, недавний скандал вокруг ЦРУ при Обаме, когда были обнаружены жучки, ведущие слежку за деятельностью десятков глав государств мира, включая А.Меркель. Ничего пережили, извинились и поехали дальше.

Касаясь судеб наших стран, следует подчеркнуть, что между нами немало несоответствий и противоречий органического характера, врожденных, генетических, если хотите, имплантированных в ментальность двух народов. Но при всём при этом, человечество ныне столкнулось с такими опасностями глобального характера (терроризм, голод, климат и многое другое), что согласие между нашими странами является условием выживания человечества. А потому склоки на межпартийной почве не должны определять судьбы людей. Мне думается, что та нездоровая ситуация, которая ныне сложилась в США, и не только, вокруг имени Д.Трампа, пополнит число его сторонников, поскольку его видение будущего нашей страны, НАТО в своей основе трезвое и прагматичное. Иного пути, скорей всего, нет, не дано! Ноябрьские промежуточные выборы в Конгресс либо подтвердят, либо опрокинут наши предположения. Наберёмся терпения!

В.Кандинов